Ватикан | тайна гробницы Святого Петра

 
"...Но вот собор - что чудеса Египта,
                  Что храм Дианы, -  здесь он был бы мал!
                  Алтарь Христа, под ним святого крипта..."

 

Д.Г. Байрон "Паломничество Чайлд-Гарольда"

 

10 февраля 1939 года скончался папа Пий XI. В огромном соборе Святого Петра в Риме собрались тысячи верующих; в едином скорбном порыве они молились за упокой души усопшего понтифика, слившиеся в один громкий плач...

 

 

В это же самое время в крипте, как раз под нефом собора, кипела работа. Рабочие выкорчевывали мраморные плиты из пола подземелья. Они копали у южной стены, соблюдая крайнюю осторожность. Прокопав вглубь сантиметров двадцать, их заступы снова наткнулись на плиты. Более того: за стеной, под которой велись раскопки, обнаружилась довольно просторная ниша. Рабочие знали, что собор Святого Петра стоит на сваях, вбитых в рыхлый грунт. Стоило ли продолжать раскопки, ведь в результате могло нарушиться равновесие здания?

 

Эту бригаду рабочих здесь называли «каменщиками». Мастерство ведения восстановительных работ в Ватикане, огромном историческом музее, они переняли у своих предков. Некоторые из них помнили, что и отцы их, и деды, и прадеды тоже были «каменщиками». Что же привело их в подземелье Ватикана в такой день? Они исполняли волю покойного папы, которого толпы верующих в эти минуты готовились проводить в последний путь. Накануне было вскрыто завещание Пия XI, написанное его собственной рукой. Папа писал, чтобы его похоронили у южной стены древнего подземелья, рядом с Пием Х и как можно ближе к «исповедальне» Святого Петра — то есть рядом с тем местом, где, если верить традиции, находилась гробница первого из спутников Спасителя.

 

Когда огласили волю усопшего, управляющий делами церкви кардинал Пачелли, которому через несколько дней было суждено принять папский сан под именем Пия XII, приказал подготовить захоронение в указанном месте. Осмотрев подземелье, архитекторы доложили кардиналу, что еще для одной могилы там вряд ли хватит места. Однако кардинал приказал разрыть в подземелье пол за фундаментной стеной и освободить, таким образом, необходимое пространство. Его распоряжение немедленно принялись исполнять. И вот «каменщики» почему-то прекратили работу...

 

Рядом с ними стоял священник и внимательно разглядывал мусор, который рабочие выгребали лопатами на поверхность. Священника этого звали Людвиг Каас. Он был немец, имел звание доктора теологии и профессора истории церкви. Когда-то Пий XI поручил ему обследовать подземелье под собором Святого Петра. В течение нескольких лет Каас пядь за пядью исследовал подземелье. Он обнаружил саркофаги римского префекта, преданного земле в 359 году, и немецкого императора Отгона I, гробницы папы Адриана IV, выходца из Англии, и шведской королевы Кристины... Все они когда-то пожелали обрести вечный покой рядом с тем местом, где были сокрыты мощи апостола Петра, того самого Симона, рыбака из Галилеи, которого однажды Учитель нарек «камнем» и сказал, что на камне этом Он возведет свою церковь. Каас немедленно отправился сообщить о находке кардиналу Пачелли.

 

Просторная ниша, обнаруженная под полом подземелья, навела всех на мысль: что, если это и есть усыпальница Святого Петра? Ведь, согласно древней традиции, именно здесь, под собором, под плитой, закрывающей вход в «исповедальню», покоились мощи апостола...

 

Тайна гробницы апостола Петра владела помыслами кардинала Пачелли на протяжении всей его жизни. Когда конклав избрал Пачелли папой, и он нарек себя Пием XII, он спустился в подземелье собора Святого Петра, чтобы собственными глазами взглянуть на священную плиту. Новоизбранный понтифик много размышлял, прежде чем принять окончательное решение. Наконец, после долгих раздумий он отдал распоряжение, о котором его предшественники боялись и помыслить — он велел начать раскопки под собором, где, по его твердому убеждению, должна была находиться гробница Первоверховного Апостола.

 

Решение Пия XII было удивительно смелым: с чисто практической точки зрения его не следовало принимать. Археологов ожидали сложности технического порядка: раскопки требовали величайшей осторожности, ведь еще в 1822 году, когда возле «исповедальни» устанавливали мраморный памятник Пию VI, обнаружили, что дренажные работы могут повлечь за собой нарушение хрупкого равновесия всего сооружения. К каким мерам предосторожности тогда только не прибегали!

 

Но все это казалось пустяком по сравнению с самой главной опасностью — а что, если там ничего нет? Что, если раскопки покажут, что Святой Петр никогда не был в Ватикане? Что, если в результате поисков обнаружатся доказательства, начисто опровергающие священную легенду? Ни одно из перечисленных предположений нельзя было отвергать априори. Ни одно — потому что были историки, которые решительно отрицали, что когда-то Петр прибыл в Рим, где и нашел свою смерть...

 

Петр был учеником Христа, одним из его апостолов, которые скорбели по Сыну Человеческому и возрадовались, когда он, воскреснув, явился им. Иисус покинул их лишь после того, как поведал Петру о его великом предназначении и наказал ему: «Паси агнцев моих... паси овец моих». На следующий день после Вознесения Петр взял бразды правления церковью Христовой в свои руки. Из евангельских текстов явствует, что Петр стал Первоверховным Апостолом. Тем не менее в «Деяниях Апостолов» о подвижничестве Петра говорится не так подробно, как нам того бы хотелось. Мы читаем о странствиях Петра, о том, как он нес слово Божье людям. Мы узнаем о его аресте, когда Ирод Агриппа начал преследовать христиан, страшась, что число их растет с каждым днем. Однако с арестом земной путь Петра не закончился. «Когда же Ирод хотел вывести его, в ту ночь Петр спал между двумя воинами, скованный двумя цепями, и стражи у дверей стерегли темницу. И вот ангел господень предстал, и свет осиял темницу. Ангел, толкнув Петра в бок, пробудил его и сказал: «Встань скорее». И цепи упали с рук его. Выйдя из темницы, Петр думал, что «видит видение».

 

Статуя Святого Петра в соборе Святого Петра

 

Из дальнейшего повествования мы узнаем, что Петр «пошел в другое место». Видимо, в качестве прибежища он выбрал Антиохию. Но, признается ученый Даниель Ропс, «о деятельности Первоверховного Апостола, начиная с того дня, как он прибыл в Антиохию, нам, к сожалению, практически ничего не известно». Досадные пробелы в новозаветном повествовании позволили иным писателям отрицать тот факт, что Петр в конце концов остановился в Риме. Сопоставив, однако, некоторые события и указания, можно предположить, что Петр побывал в Понте, Вифинии, Каппадокии и Македонии. В середине II века епископ Дионисий Коринфский утверждал, что его церковь была основана Петром и Павлом. Из Коринфа Петр, должно быть, и отправился в Рим. Прожил он почти двадцать пять лет. Иногда, правда, он покидал Рим — в частности, когда несколько раз путешествовал в Иерусалим. Несомненно и то, что мученическую смерть он принял в Риме, освятив Великий город своей кровью.

 

Но можно ли на основании всего этого полагать, что Петр был похоронен именно в Риме, притом в строго определенном месте? Главным доказательством пребывания Петра в Риме могла бы стать гробница. Согласно некоторым утверждениям, гробница эта должна была находиться в Ватикане.

 

Теперь понятно, на какой серьезный риск решился Пий XII. Допустим, что первые христиане не смогли «принять» тело Петра после его смерти. Положим, что им ничего не оставалось, как только почитать место его казни и что они просто поставили ему памятник. В таком случае в ходе раскопок археологи, вместо гробницы Святого Петра, вполне могли наткнуться на какую-нибудь стелу или колонну, которой было отмечено место казни апостола. Это — во-первых.

 

А во-вторых, гробница апостола, если бы археологи ее все же обнаружили, могла оказаться пустой. Дело в том, что в эпоху раннего средневековья Рим подвергался постоянным нашествиям. А Ватикан находился за пределами Аврелианской стены и был подвержен разрушениям больше, нежели сам Вечный город. Учитывая все страшные напасти, разве можно было надеяться, что гробница Первоапостола осталась в целости и сохранности? К тому же не исключено, что реликвии Святого Петра, после недолгого пребывания в Ватикане, могли быть перевезены в другое место...

 

Таким образом, раскопки под Ватиканским собором имели очень важное значение. Их результаты могли способствовать упрочению или, напротив, ослаблению авторитета папы и церкви. Если в ходе раскопок под базиликой Константина были бы найдены хотя бы следы гробницы Петра и при этом было бы установлено, что они относятся к 258 году или к более раннему периоду, это упрочило бы позиции главы Католической церкви как правопреемника первого из апостолов; но если бы, напротив, никаких следов найти не удалось, основы, на которых испокон веков зиждилось верховенство Римского епископа, были бы поколеблены. И вот Пий XII, обстоятельно взвесив все «за» и «против», решил использовать представившийся ему шанс...

 

Плиты, на которые «каменщики» наткнулись во время раскопок в подземелье Ватикана, оказались не чем иным, как полом первой базилики, воздвигнутой императором Константином еще в начале IV века. Если верить традиции, алтарь новой базилики стоял как раз над гробницей Апостола. В XVI—XVII веках базилика Константина была разрушена, и на ее месте воздвигли собор — тот, что сохранился до наших дней. Новый алтарь поставили на месте прежнего и в полу прорубили «окошечко» — «исповедальню», через которое верующие могли обратиться взором к гробнице Святого Петра, сокрытой глубоко под землей. Но кто мог знать наверняка, находились ли в ней мощи Святого Петра или их там не было?

 

Руководство раскопками папа возложил на двух иезуитов — отцов Ферруа и Киршбаума, и двух археологов-мирян — Аполлония Гетти и господина Хоси. Комиссия принялась за работу, но тут началась война. Почти шесть лет потрясала она мир. Однако в Ватикане, этом оазисе мира, ученые упорно продолжали свое дело. Раскопки велись в общей сложности десять лет...

О ходе раскопок никто ничего не знал. С «каменщиков» взяли слово, что о работе они не будут говорить ни с кем, даже со своими домочадцами. Когда закончилась война, мир узнал только, что работы идут своим чередом. Шли месяцы, и нетерпение все возрастало. Что же это за раскопки? Почему они держатся в тайне? Каковы их результаты?

 

В своих публичных выступлениях Пий XII в завуалированной форме давал понять, что раскопки принесли некую «уверенность». Однако его полные недомолвок речи не оправдывали ожидания ни ученых, ни верующих.

 

Наконец в январе 1952 года был опубликован «Отчет о раскопках, проводившихся в соборе Святого Петра в Риме беспрерывно с 1939 по 1949 год». Это был объемный труд в двух томах: первый том включал в себя 278 страниц текста и 209 иллюстраций и схем; второй том состоял из 108 иллюстраций, причем 103 из них были изготовлены фототипическим способом. О раскопках узнал весь мир.

 

Теперь можно было ответить на вопрос, волновавший всех: удалось ли найти гробницу Святого Петра? По мере того, как исследователи ценой неимоверных усилий проникали все глубже в землю, они делали удивительные открытия: поиски привели их совсем не к тому, что они искали. Раньше полагали, что южные стены собора опираются на стены цирка Нерона. Считалось, что часть собора Святого Петра стоит над тем самым местом, где при Нероне казнили христиан и где, очевидно, и был распят Петр.

 

На самом же деле раскопки показали совершенно другое. Оказывается, базилика Константина была построена не там, где прежде стоял цирк Нерона, а на том месте, где некогда было кладбище — вот главное открытие, которое сделали исследователи. Можно легко понять волнение археологов, когда они, проникнув в подпол базилики Константина, сначала наткнулись на один мавзолей, а потом и на другие, — все они стояли в ряд, образуя своего рода подземную анфиладу, напоминавшую настоящую улицу. Под ударами заступов и лопат из тьмы возник целый некрополь — несколько десятков мавзолеев, глиняных саркофагов и каменных склепов...

 

Мало-помалу удалось определить очертания и площадь кладбища — то был самый крупный древнеримский некрополь из всех, какие когда-либо раскапывали археологи. Некрополь этот находился как раз под нефом собора. В иных мавзолеях удивительно хорошо сохранились мозаика и фрески. На стенах также можно было разобрать надписи, которые главным образом и заинтересовали ученых. Из надписей явствовало, что мавзолеи предназначались в основном для язычников, и лишь в некоторых из них прах христиан. Стало быть, их хоронили здесь еще на заре христианства и до того, как Константин повелел выстроить на этом месте храм; выходит, христиане сами выбрали это языческое кладбище в качестве своего последнего пристанища.

 

Для этого нужна была очень серьезная причина: быть может, часть верующих хотела обрести вечный покой рядом с Первоверховным Апостолом, рядом с Петром? Вопрос этот, разумеется, задавали себе и археологи. Тем более, что они обнаружили пустое четырехугольное пространство, которое, как говорится в отчете, «со всех сторон обступали мавзолеи и склепы, возведенные еще в начале нашей эры так, чтобы не захватывать его». Это «пустое пространство» расположено точно под «исповедальней» Святого Петра. По мере приближения к огороженному пространству число захоронений возрастало. А в непосредственной близости могилы обступали его буквально сплошным кольцом. Вокруг таинственной могилы возвышалось дополнительное заграждение — «красная стена» высотой 2,5 метра, толщиной 60 сантиметров и длиной 7 метров. Она ограждала прямоугольник площадью семь на три с половиной метра. По мнению историка Никола Корта, принимавшего участие в раскопках, «это говорит о том, что в те времена — в конце II века — могилу уже не оберегали, но тем не менее вокруг нее хотели сохранить некое «священное пространство».

 

Поскольку стена эта была испещрена христианскими надписями, археологи окрестили ее «стеной знаков». В «красной стене» были обнаружены три ниши. Одна из них находилась под землей и была выложена плиткой из известкового туфа Другая была выбита прямо над ней, на уровне земли, и накрыта сверху большой известняковой плитой, задний конец которой уходил глубоко в стену, а передний держался на двух изящных мраморных столбиках. Ученые установили, что эта конструкция и есть те самые «трофеи Святого Петра», о которых в конце II столетия упоминал священник Гай — иными словами, гробница Первоверховного Апостола.

 

Но для такого вывода требовалось еще собрать доказательства и тщательно их проверить. Бесспорно, раскопки помогли понять противоречащий здравому смыслу выбор места для постройки базилики Константина. Этот выбор трудно было объяснить с точки зрения характера местности — ведь уклон местности здесь с севера на юг составляет 11 метров, тогда как рядом расположен совершенно ровный участок, где некогда был цирк Нерона и где архитекторам не пришлось бы тратить неимоверные усилия на возведение дополнительных строительных площадок и громоздить для них опоры шести-девятиметровой высоты. Раскопки показали, что закладка фундамента базилики повлекла за собой частичное разрушение кладбища — пришлось вскрывать мавзолеи и склепы. А это было кощунство, которого римляне страшились больше всего на свете. Древние законы запрещали нарушать покой усопших под страхом жесточайших наказаний. И лишь воспользовавшись своим исключительным правом императора, Константин смог взять на себя такую ответственность.

 

Но с какой стати? Жером Каркопино отвечает на этот вопрос так: «По всей вероятности, Константин не мог свободно выбирать место для постройки базилики; в некотором смысле его воля была подчинена некоей силе, неподвластной логике, интересу и даже морали, некоему чувству, возобладавшему над разумом». Это чувство понять несложно: Константин хотел, чтобы базилика стояла на том самом месте, где был похоронен Петр. В III веке святой Киприан предавал анафеме христиан, которые, проявляя слабость духа, погребали своих покойников рядом с язычниками. Однако, несмотря ни на что, верные Христу римляне предпочитали хоронить усопших не в «христианских» пещерах, а на языческом кладбище в Ватикане. Значит, у них была на это какая-то причина? Быть может, причина эта как раз и заключалась в том, что именно здесь, на языческом кладбище, покоился прах Петра?

 

В одном из христианских мавзолеев была обнаружена мозаика, изображающая галилейского рыбака — того самого Петра, которому Спаситель нарек пасти овец Его. И мавзолей этот стоял в каких-нибудь пятнадцати метрах от «огороженного места»...

 

Более того: на «красной стене», рядом с нишами, ученые обнаружили надпись, в которой упоминалось имя Петр, написанное по-гречески. Однако по поводу смысла следующего слова мнения специалистов разошлись. Ж. Каркопино, к примеру, расшифровал эту надпись так: «Петр исчез, Петра здесь больше нет!» А Хоси истолковал так: «Здравься, Петр!» А в одном из мавзолеев возле «огороженного места» были найдены изображения двух голов, аляповато нарисованных углем одна над другой. Рядом с головами виднелось частично стершееся латинское слово — «PETJTU...», имевшее явное отношение к Петру. Спустя несколько месяцев эти рисунки с надписью исследовала госпожа Кардуччи, археолог из Рима. Вот как она описывала второй лик: «На рисунке изображен совершенно лысый старец с испещренным морщинами лбом, большими глазами, резко очерченным носом, клиновидной бородой, спадающей на ворот его платья». Но кто он, этот старик? «Ответ на этот вопрос содержится в надписи, расположенной рядом с головой, — она начинается с букв PETRU и заканчивается справа буквой «S». Надпись сделана суриком, а некоторые буквы, как видно, позднее были обведены углем».

 

Таким образом, хронология событий легко поддается восстановлению. В 67 году Петр был казнен в цирке Нерона и погребен на близлежащем кладбище. Начиная примерно с 80 года его могилу стали охранять, о чем свидетельствует подземная стена, — христиане, очевидно, купив этот участок, возвели вокруг гробницы Петра каменную ограду. Во II веке правоверные поставили так называемую «красную стену». Наконец, в 160 или 170 году строительство сооружения, которое Гай окрестил «трофеем Петра», было завершено. Но по поводу дальнейшего развития событий мнения ученых расходятся. Одни из них полагают, что мощи Первоапостола никогда не покидали Ватикан; другие считают, что в 258 году они были перевезены в Сансебастьянские пещеры и обратно в Ватикан их доставили только в 336 году. С тех пор они, по-видимому, оставались в Ватикане, о чем говорит тот факт, что алтари обеих базилик — ранней и поздней — были поставлены как раз над «огороженным местом».

 

Таким образом, раскопки в подземелье собора Святого Петра подтвердили существующую версию. Но возникает вопрос: гробницу Святого Петра нашли, но куда делись его мощи? Вот что об «огороженном месте» рассказывал в 1952 году отец Ферруа: «Мы обследовали его вдоль и поперек и установили, что это и есть гробница Святого Петра, но, к сожалению, она оказалась пустой!» Пустой! Однако далеко не все ученые были настроены пессимистически. Специалист по истории католицизма, Руисхарт отмечал: «В одной из ниш были найдены человеческие останки, без черепа, и уже первая медицинская экспертиза показала, что это — кости одного человека, притом преклонного возраста. В отчете об останках упоминается лишь вскользь, к нему приложен их фотоснимок, тем не менее о том, кому могли принадлежать эти останки из главной могилы, в отчете не говорится ни слова. Разумеется, любой научный анализ требует крайней осторожности в суждениях, но в упомянутом отчете его нет и в помине, а это уже никуда не годится». По мнению Руисхарта, «есть все основания считать, что останки, найденные под «красной стеной», принадлежат именно могиле Святого Петра и они никогда ее не покидали». А внимание Ж. Каркопино привлекло углубление в «стене знаков», перпендикулярной «красной стене».

 

В ходе раскопок выяснилось, что эта ниша, аккуратно облицованная мраморной плиткой, уходила довольно глубоко в стену. Там, внутри, были найдены человеческие кости. Судя по тому, что их спрятали в столь надежное место, они являлись реликвиями, а раз эти реликвии замурованы под собором Святого Петра, значит, они могли принадлежать только Святому Петру, и никому другому. Этот тайник был сделан сразу же после того, как христианские святыни, во время нашествия готов, стали подвергаться осквернению. Значит, тайна разгадана? Есть все основания полагать, что гробница апостола Петра найдена. Что касается местонахождения его мощей, то можно предположить, что эти реликвии были замурованы в «стену знаков», но варвары, опустошавшие все на своем пути, наткнулись на них и частично развеяли по ветру...

 

Папа римский Пий XII (Эудженио Пачелли)

 

...Однажды в июне 1939 года папа Пий XII обратился в мыслях к «исповедальне» Святого Петра и принял ответственное решение «докопаться» до истины, несмотря на то, что многие предпочли бы, чтобы истина эта была окружена покровом вечной тайны — ведь жить тогда было бы много спокойнее...

Думается, Пий XII ушел из жизни без тяжести на сердце — в конце концов он убедился, что всю свою жизнь верил не напрасно, и ответ на волновавший его вопрос он узнал еще до того, как его получили археологи. Воистину, вера зачастую опережает науку.

 

(По материалам сайта www.bibliotekar.ru)